Лиза Арзамасова: «В спектакле «Блэз» мы избавились от Галины Сергеевны из «Папиных дочек»

все новости

24.09.2014

— Лиза, здравствуйте, расскажите, как вы попали в театральный проект «Блэз»  и насколько было интересно играть роль наивной, забавной и нелепой девушки?

— В эту антрепризу я попала также забавно и нелепо. Но все сложилось не сразу, потому что антреприза для меня — новый жанр. Оказалось, что все не так просто. Чтобы быть органичной в роли Мари, понадобилось время.

— Знаю, что вы хорошо поете, не рассматривался вариант, что вы будете петь в спектакле?

— У меня есть небольшие кусочки, где я напеваю куплеты. Но это дурачество. Была мысль заставить петь Оскара Кучеру, играющего Блэза. Однако, хорошенько подумав, решили не экспериментировать. А вообще Оскар — мастер импровизаций. С моей стороны это случается крайне редко. Бывает, я не могу сдержать своих эмоций и начинаю смеяться. Если я в этом спектакле хохотала от души над шутками Оскара, знайте — в исходном сценарии этого нет. Но думаю, что мне это позволено. Ведь Мари, влюбленная в Блэза, радуется каждому слову художника.

http://v-tv.by/uploads/media/542270c9596f5.jpeg   — На сцене вы исполняете танец со швабрами, выполняете акробатические трюки — делаете колесо, садитесь на шпагат между двумя столами. Специально усиленно тренировались или хорошая растяжка от природы?

   — Нет, на шпагат я села впервые. Изначально никакой никакой номер с акрабатическими трюками не планировался. Наш хореограф во время репетиций делал нам замечания по пластике, мы много импровизировали. И вдруг родилась идея поставить мой номер с уборкой в середине действия. То есть без меня мои возможности оценили. Пришлось усиленно тренироваться. Вообще на наших репетициях было очень весело, тепло, беззаботно и интересно. А во время премьеры в Москве произошел смешной казус. Режиссер по свету не мог приехать на спектакль. На это место посадили другого осветителя. Во время моего танца на столе он перепутал и включил свет на сцене и в зале одновременно. Люди подумали, что это антракт, и повалили к выходу. Пришлось их останавливать и усаживать на места.  

— Как вам работалось со старшими партнерами на площадке?

— Мои партнеры все большие профессионалы. Мне было приятно с ними находиться на одной сцене, я это воспринимала как момент обучения. В этом плане я большой везунчик, так как есть возможность понаблюдать за взрослыми товарищами и поучиться у них. Я благодарна им за любое замечание, даже очень обидное. Самое приятное, что одну из ролей сыграл режиссер этого спектакля и телесериала «Папины дочки» мой учитель Сергей Алдонин. Из-за него я и согласилась на эту работу — считаю Сергея Эдуардовича родным и близким человеком. И благодарна, что он проявляет ко мне ангельское терпение.

— Лиза, а какие качества он в вас терпит?

— Я очень медлительный человек во всем — и в работе, и в разговоре. Мне нужно время сориентироваться и понять, где я и какие люди со мной рядом. И в этой антрепризе у меня не сразу все получалось, но Сергей Алдонин терпеливо давал мне возможность разобраться ссобой.                       

      — Мне показалось, что Сергей Алдонин продолжает тиражировать образ Галины Сергеевны. Перед зрителем вы появляетесь в бесформенном пальто и нелепой шапочке, с такими же косичками. Вам не кажется, что этот образ постоянно преследует вас?

— На мой взгляд, Мари и Галина Сергеевна не похожи. Первая умная и образованная, вторая — любопытная. Это разные девушки. Я не боюсь, что Галина Сергеевна будет меня всю жизнь преследовать, хотя понимаю, что для многих я ассоциируюсь именно с этим персонажем. Думаю, что меня спасут сами зрители. Ведь они растут. Если раньше «Папины дочки» смотрели школьники, маленькие дети, то за это время они выросли, закончили школу. У современных учеников уже другие сериалы и другие любимчики. И это нормально. Со временем образ Галины Сергеевны уйдет из памяти. А что касается «Блэза», то в этом спектакле мы избавились от Галины Сергеевны. Помните, еще в начале действия главный герой символично обрезал косы Мари, словно покончил с Галиной Сергеевной.

— Вы не профессиональная актриса. Четыре года назад вот здесь, на этом месте, вы заявили, что выберете другую профессию и что карьера актрисы для вас не важна. Сейчас вы учитесь на продюсера. Почему?

— Мне просто так захотелось. Захотелось получить конкретные знания именно в этой сфере. У меня действительно есть работы в кино, театре. Но свое призвание я вижу в другом. Я ближе к креативному продюсированию.

Интервью Дарьи Мельниковой - «Папиной дочки», повзрослевшей на наших глазах